Новости Самары, новости Самарской области, ПРО город Самара
09 октября 2015, 15:33

Самарец рассказал, как писал книгу про Остапа Бендера, и будут ли снимать по ней фильм

16+

Автор фотографии: Светлана Маковеева, Дмитрий Агалаков
Progorodsamara.ru сделал большое интервью с известным самарским писателем — Дмитрием Агалаковым
Около месяца назад не только региональные, но и федеральные новостные ленты заполнило известие о том, что в России вышло продолжение культовых романов «Золотой теленок» и «12 стульев». Автором истории об очередных похождениях Остапа Бендера стал член Союза писателей России, директор Самарского регионального отделения Международного литературного фонда, наш земляк — Дмитрий Агалаков. В интервью для progorodsamara.ru, писатель рассказал корреспонденту не только о великом комбинаторе, но и о своей карьере, современной литературе в целом, о том, почему сейчас некоторые книжные издательства загибаются, о планах на экранизацию новых приключений Остапа, а также многом другом интересном. 
 

Когда-то писатели были богачами

Когда вы начали заниматься литературой? Как это было?
- Литературой я начал заниматься еще до армии, лет в 16. То, что писал в 16, в 17 выбрасывал, то, что писал в 17, выбрасывал в 18 и так было лет до 19, когда я понял, что чему-то научился, и написанное мною имеет право на жизнь. Уже тогда во мне проснулся будущий редактор. После армии мне подсказали, куда надо пойти: в Дом  Литератора. Я попал в студию поэта Евгения Чепурныха, в его литературный кружок. Там было очень много интересных людей. Потом пришел в книжное издательство с первым большим очерком о двух замечательных самарских художниках: Константине Павловиче Головкине и Федоре Емельяновиче Бурове. И одновременно начал сотрудничать с газетой «Волжская заря». Начал совмещать журналистику и литературу.
 
Какой первый большой текст написали? О чем?
- У каждого писателя свой путь. Я ведь начинал со стихов. Поэзия и сейчас часть моего творчества. Во многих российских поэтических сборниках есть мои стихи. В самарских тоже. Вообще, поэты очень ревностно относятся, когда прозаик пишет стихи, и наоборот. Я бы сам с большим недоверием отнесся, если бы поэт вдруг пошел бы в прозу. «Чего он там забыл? - спросил бы я. - Ему стихов мало?» Но для меня это было два направления творчества. И сейчас, бывает, я сижу в жюри поэтических конкурсов. Но первое место со временем заняла проза. И не просто проза – романистика. Ведь есть рассказчики, есть повествователи, а есть романисты. Первое, наверное, мое серьезное произведение в этом жанре — детектив «Серебряная пуля для волка из Жеводана». Это был этап вхождения в приключенческую литературу! Которую я очень люблю, кстати! Нудный почвеннический роман готовы написать многие, да кто его будет читать? Попробуй, напиши увлекательное повествование! «Серебряная пуля» издавалась огромным тиражом в Самаре. Книга продавалась во всех киосках. Это были девяностые годы! Мне тогда было лет 27.
 
В каких жанрах работаете?
- Практически во всех! Я не только член Союза писателей России, но и Международной Ассоциации  писателей фантастов, кстати. Это говорит само за себя. Исторический роман – главный для меня жанр, но интересно все. Люблю триллеры! Отличная школа для писателя! У меня есть роман в этом жанре - «Утопленница» - он издавался и в Самаре, и в Москве. Есть много исторических романов. Есть антиутопия «Империя Черной королевы», издавалась в Самаре и Москве, есть историко-фантастический роман «Солдаты эры Водолея», тоже выходил в Москве, есть роман в готическом духе «Пантера Людвига Оппенгейма». Единственный жанр, в котором я не работаю — это фэнтези. Не воспринимаю этот жанр, он мне просто не нравится. Даже за блистательного Толкиена раз двадцать брался, но не могу, это не мое! Самые любимые жанры — психологический роман, исторический роман. И потом, исторический роман — это всегда востребовано. Во-первых, я люблю историю — лет с 6 я всегда читал! К 11 годам перечитал Дюма, Скотта, Конан Дойла и многих других писателей приключенистов. А потом взялся за отечественные исторические романы. У нас дома была прекрасная библиотека, где на полках стояло много романов этого жанра. Владимир Ян и его трилогия про татаро-монгольское нашествие произвели на меня самое сильное впечатление! Да и еще много всего другого. Это сыграло большую роль и сформировало мою любовь к истории.
 
Когда стали зарабатывать на литературе?
- Так получилось, что когда я учился в Москве, у меня была однокурсница из Тирасполя, а ее муж работал художественным редактором в издательстве «Вече». Его зовут Виталий Пищенко. И вот я передал Виталию Ивановичу через его жену несколько своих произведений — там была фантастика – антиутопия «Империя Черной Королевы», исторический детектив «Сокровище князей Белецких» и триллер «Утопленница». Я вообще не из тех, кто бегает по редакциям и навязывает себя. Наверное, я горд и одновременно ленив для этого. И вот я просто передал ей свои произведения, она отнесла их мужу, который сразу их взял, и так я попал в обойму «Вече», и у меня одновременно вышло сразу две книги в Москве — 3 романа в двух книгах. На ВДНХ, на Международной книжной ярмарке, я представлял издательство вместе с известными писателями. Это было в 2002 году. Там был пушкинист Валентин Непомнящий, классик советской фантастики Кир Булычев, юморист Аркадий Инин. Все было очень интересно. Я увидел, что такое быть популярным человеком. Хотя у меня тоже книжки покупали, но когда сел Инин — какая толпа выстроилась к нему! Это было забавно наблюдать. Все это происходило во время учебы на Высших литературных курсах в Литературном институте имени Горького. Какой же это был интересный период моей жизни! 
 
Литература для вас основной источник заработка?
- Да, но я также полжизни работал журналистом и редактором и зарабатывал на этом. Литература у нас в России оплачивается позорно. Если бы я жил за границей, я был бы уже очень богатым человеком! У нас за литературу платят мало. А сейчас еще меньше, поскольку Россия переходит на электронные носители информации. Меняется весь литературный мир! В Москве половина издательств загибается. В них, как таковых, уже нет необходимости. Я могу издать книгу и продать ее по Интернету, сам сделав рекламу. Могу создать свой сайт под новую книгу. Возможности колоссальные! Потом, если ты отдаешь книгу в издательство, ты продаешь свои права на сколько-то лет вперед. Когда писатели были богачами, - а так было! – это того стоило, работать на издательства, а теперь? Уже нет.
 

Самарская писательская организация всегда была очень сильна и ценилась на общероссийском уровне

Кого посоветуете из современных писателей — российских, самарских?
- Этот вопрос к критикам! Настоящие писатели в моем возрасте – это писатели, а не читатели. Мы разговаривали с моим однокурсником Эдиком Веркиным, с которым вместе учились на ВЛК, - он известный фантаст для юношества, издал к 33 годам 28 книг в Москве, правда, не пил, не гулял, сидел и писал с утра до ночи, пока мы-то развлекались в общаге Литинститута! – и вот мы с ним говорили о том, до каких же лет надо прочитать всю мировую литературу, чтобы потом свободно писать самому. Помню, я сказал: до 30 лет. А вот Эдик меня поправил: до 25-ти. И я с ним согласился. Потому что сам прочел к 25-ти все, что нужно. И классику, и современную литературу. Прочел и отправился в свободное плаванье! А всех читать – жизни не хватит! Я сейчас говорю только о писателях, конечно же! Да и не больно это уже интересно – всех-то читать! Дело в том, что когда годам к 18 твоими любимыми писателями становится Бунин и Набоков, а к 21 году Марсель Пруст — это я про себя говорю — потом не хочется читать уже ни Пелевина, ни кого-то другого из этой обоймы. Вам надо – читайте. Мне это не интересно. Но есть масса людей, которым очень интересно. Пожалуйста! Я очень много пишу и много читаю исторической литературы, документальной, культурологической. Скажем так, я сейчас читаю только то, что помогает мне в моей работе. Я только что закончил художественно-документальный роман о Челышове, знаменитом в начале XX века борце с алкоголизмом. Знаменитом на уровне всей России и даже мира! Так вот, чтобы написать эту книгу, мне пришлось столько литературы перечитать, столько архивов перелопатить! Слава Богу, что сейчас все эти архивы выкладываются в Интернет. Мне повезло и с действительным тайным советником Константином Карловичем Гротом. Когда я только выиграл губернский грант на эту книгу, о нем были опубликованы только скупенькие статьи в Самаре. И только я выиграл грант, как в Интернете выкладывается документальный труд о Константине Карловиче середины XIX века, с ятями, до того пролежавший 150 лет в архивах! И вот уже я пишу художественно-документальный роман о нем! Мне повезло. Я очень много работаю с источниками. А читать художественную литературу… Ну, только если кто-то сильно попросит из знакомых, я, конечно, соглашусь, что-нибудь небольшое почитаю. А так, лучше возьму Бунина - «Темные аллеи», чем буду читать, выискивать каких-то новых гениев. Пусть критики читают новинки! Я помню, мы, поэты и прозаики, сидим в Литинституте, слушаем лекции, а критики под партой читают книжки. Они у них под партой штабелями! Им нужно изучать всю литературу, все, что выходит. Следить за процессами! Я понимаю, это их хлеб, но не хлеб прозаиков. Сейчас меня интересует процесс моего творчества, и баста.
 
А кто вообще ваш любимый автор, необязательно современный?
- В разные годы свои любимые писатели! Кто был в самые ранние, я уже назвал. В 16 лет у меня было любимое произведение «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси. Я его перечитывал раз в полгода. Помню, был влюблен во Флер! Она у него, рассудительного англичанина до мозга костей, педанта, вышла удивительно сексуальной! А позже… Всегда очень любил, из современных, Довлатова. Сергей Донатович был моим любимейшим писателем, наравне с Буниным и Набоковым. И еще Марсель Пруст – его многотомный труд «В поисках утраченного времени». Этот шедевр литературы в переводе Любимова всегда со мной…
 
В Самаре много писателей? Кто на виду?
- Наша самарская писательская организация всегда была очень сильна и ценилась на общероссийском уровне. Хотя сейчас ее размыли бездумным принятием в члены донельзя, превратили в клуб любителей литературы. Но корень-то всегда остается. Например, из писателей Володя Плотников пишет интересные исторические романы. Серьезный автор. Из поэтов выше прыгнуть, чем Евгений Чепурных и Борис Сиротин, очень сложно. Иван Никульшин — наш классик деревенской литературы. Солоницын, конечно. Еще есть, кстати, замечательный поэт, мой хороший друг — Андрей Кухно. Сейчас у него выходит новая книга «Рукописный сад», я ее и редактировал, и оформлял лично, как-никак, а по первой профессии я художник. Очень рекомендую эту книгу! Таня Шишкина – утонченная и талантливая поэтесса, выпускница Литинститута. Подарила мне новую книжку «О чем поют наяды», всем советую. У нас много хороших авторов: всех не перечислишь! Уверен, кого-то не упомянув из своих коллег, я уже обидел, но что поделаешь.   
 
Ваша историческая серия «Лидеры Самарского края» стала культурным явлением для Самары. Правительство и министерства культуры ее поддерживают?
- Несомненно! Губернатор Николай Иванович Меркушкин наградил меня за эту серию своей ежегодной губернаторской премией, неоднократно отмечали грамотами и добрым словом и уже бывший мэр Самары Дмитрий Игоревич Азаров, а теперь новый мэр Олег Фурсов, помощник губернатора Александр Фетисов. Им спасибо за признание! Сам владыка, митрополит отец Сергий благословил переиздание моей серии в 2014 году! Вообще, хочется сказать большое спасибо области и городу за гранты, которые выделяются на мои проекты. Год назад я был на конференции Литфонда в Москве, рассказал коллегам о вкладе нашей администрации – и области, и города – в культуру, так вот, моему рассказу удивились. Ни у кого нет такой поддержки в книгоиздании, как в Самаре! Мне помогают с 2008 года, когда я выдвинул на соискание гранта книгу про князя Засекина, строителя Самары. Александр Никифорович Завальный с его авторитетом сыграл огромную роль в становлении этой серии. Но саму серию «Лидеры Самарского края» я придумал еще раньше, заканчивая Литинститут. На сегодняшний день в серию вошли книги: «Князь Григорий Засекин» - в Москве роман переиздавался дважды как «Воевода дикого поля»; «Петр Алабин», в Москве переиздавался как «Волжский рубеж»; «Константин Павлович Головкин», про нашего замечательного художника, культурного деятеля, купца миллионщика, создателя художественной галереи; «Отец Самарской губернии. Константин Карлович Грот». Сейчас год Грота, и я все время выступаю и рассказываю о человеке, с которым так повезло Самаре 150 лет назад! Кстати, именно Завальный познакомил меня с ним. Роман «Самарская казачья вольница» о четырех самарских казаках: Ермаке, Матвее Мещеряке, Иване Кольцо и разбойном атамане Богдане Барбоше. Мало кто знает, что Сибирь завоевали самарские казаки. Правда, крепости Самара тогда еще не было, но вольница волжско-самарская была! От Жигулей до реки Самарки! Ермак, Мещеряк и Кольцо и стали вождями этого похода. А когда Мещеряк вернулся, тут уже стояла крепость. На днях этот роман о наших казаках вышел в Москве в издательстве «Вече» под названием «Боги войны». Без ложной скромности замечу: я продвигаю историю своего замечательного края на уровне всей страны и горжусь этим! В ближайшие дни в Самаре выйдет еще один роман из серии «ЛСК», он называется «Апостол народной трезвости. Михаил Дмитриевич Челышов». Всем русским людям советую прочитать эту книгу – глядишь, поможет! Пить станут поменьше! Сейчас работаю над книгой о Петре Монастырском. Коли заговорили о моей серии, хочу особо поблагодарить городской департамент культуры и Шестопалову Татьяну Викторовну, которая поддержала мой проект. Без нее он не получил бы соответствующего размаха. Очаровательная дама, талантливый чиновник, умница, тонко понимающая, что такое культура! Воистину человек на своем месте. 
 

Такие аферы, какие проворачивали в 90-е, Остапу и не снились!

Когда решили написать продолжение истории про Остапа Бендера?
- Бендер – один из моих самых любимых персонажей. Был, есть и будет. В душе я тоже отчасти авантюрист. Цитирую начало предисловия к роману: «Я просто не мог смириться с той судьбой, на которую обрекли моего любимого героя его блистательные родители! Но обрекли в силу идеологических законов социалистического государства. .. «Двенадцать стульев» и «Золотого телёнка» я прочитал в ранней юности. Помню, как я пристал к отцу: «Ну почему они так закончили книжку?» — «Так было надо», — ответил отец. «Это неправильно!» — возмутился я и пошёл с тем же вопросом к матери. «По-другому они не могли», — объяснила мать. Но я не унимался: мне нужна была логика поступка! И тогда родители разъяснили суть дела: «Остап Бендер, хоть герой и симпатичный, но плут, а плут не может оказаться в выигрыше в нашей советской стране».  И ведь родители были правы! Если бы Ильф и Петров решились подарить Остапу Бендеру всё то, чего он так страстно хотел, им пришлось бы самим переходить русско-румынскую границу. Или затеряться среди американцев в своём знаменитом путешествии через океан! Бендер должен был проиграть во имя строительства коммунизма — и он проиграл на страницах «Золотого телёнка». Но была та удивительная сфера, в которой Остап Ибрагимович никогда не проигрывал, — это сердца российских граждан! Каждый, также как и я, втайне думал: «Ах, не так должно было случиться всё, совсем не так!» Но как? Иначе! Какой из великого авантюриста управдом?! Какой из нашего любимца домосед и совработник? И каждый в меру фантазии рисовал то будущее, которое могло бы ждать его обожаемого персонажа».  Идея пришла давно, мне было 30 лет. Но тогда не хватило писательской практики! Дерзость была, а мастерство нужно было подкопить. А потом, уже в зрелом возрасте, как выстрел! Роман я написал очень быстро. Но! Говорю честно: я, может, и наглец, но умеренный, и роман писал для себя, потому что всегда думал, а что же могло быть дальше с этим героем? Книга сразу вызвала интерес, и мне предложили в Москве издать ее сразу в двух издательствах. Но там хотели одновременно купить права и на экранизацию, и я отказался. Первый раз в жизни, когда я отказался издавать книгу в Москве.
 
Почему?
- Потому что они станут хозяевами моей книги и будущего сценария, который еще неизвестно, кто будет писать. Ведь по контракту они будут распоряжаться моим произведением. А мне это надо? Я издал роман «Аргентинское танго» от Литературного фонда России и оставил за собой права и на роман, и на сценарий, который в скором времени напишу сам. На все надо время, а свободного так мало! Попросту нет! 
 
Какой стиль использовался в романе? Не страшно было тягаться с Ильфом и Петровым?
- Это кардинальный вопрос! Архиважный! Если честно, сейчас я могу написать роман в той стилистке, в какой захочу. Большая практика! В романе про средневековье — одна стилистика, если пишу о середине XIX века в России — другая. Если я пишу современный роман, о том, что происходит сегодня, - третья. У меня есть историко-фантастический роман «Солдаты эры Водолея» - там I век нашей эры, Римская империя, времена крестового похода, XIII век, и наши дни — три времени. Главные герои и говорят везде по-разному. Что касается второго вопроса: «Не было страшно тягаться с Ильфом и Петровым»… Я заранее знал, что будут кричать многие, которые меня не поймут. И у которых у самих кишка тонка! Знал, что назовут наглецом! Но я вообще не из робких. И плевать хотел на злые языки. Я живу по принципу: собака лает, караван идет! Я всегда был этим караваном! А собак – их не счесть: и лают они всегда, и порой заливисто! А чтобы ответить на вопрос правильно, приведу еще один отрывок из авторского предисловия к роману, потому что лучше сказать сложно: «Конечно, я бы не смог написать роман в уникальной манере Ильфа и Петрова, но этой задачи я и не ставил перед собой. Глупо было бы пытаться влезть в шкуру двух великих сатириков и бесподобных стилистов. Это были два алхимика в литературе, два мага и волшебника! Роман я писал в своей стилистике, используя свои литературные приёмы, но старался всегда слышать звуки того волшебного инструмента, которые слышал Остап Ибрагимович Бендер». Это что касается стилистики. А вот что касается темы, я знал, что могу пойти куда дальше Ильфа и Петрова! Они были в тисках системы, но не я! И вот теперь приведу строки из аннотации к роману, им тут самое место: «Великий комбинатор не мог стать управдомом — не его это был удел! Остапу Бендеру удалось вырваться за границы СССР — и теперь он свободная птица в свободном полёте. Ему открывается мир 1932 года... Неутомимая энергия, безудержная фантазия и честолюбивые амбиции берут в нашем герое своё. Благодаря невероятному стечению обстоятельств Остап Бендер попадает в круг западного истеблишмента и в сферу высокой политики. Теперь весь мир у его ног! Остаётся — действовать! События романа разворачиваются в Рио-де-Жанейро и Париже, Нью-Йорке и Вашингтоне, Голливуде и Москве, куда главному герою ещё предстоит вернуться. На страницах романа с вами заговорят такие известные исторические персонажи, как миллиардер Нельсон Рокфеллер и художник Диего Ривера, продюсеры Луис Барт Майер и Девид Селзник, одиозный американский политик и коллекционер Эндрю Меллон и директор ФБР Эдгар Гувер, и даже сам Вождь народов Иосиф Сталин и его кремлёвская рать. Остап Бендер окажется в эпицентре аферы XX века: распродажи Советским Союзом шедевров изобразительного искусства из бывших царских галерей. Главного героя ждёт великое приключение и охота за новым сокровищем...» В центре повествования беспрецедентная афера коммунистической верхушки СССР 20-30-х годов XX века. Мало кто знает, что Сталин со своей демонической гвардией распродавал сокровища Российской империи. Эрмитаж превратился в антикварную лавку – на запад уплывали сотни шедевров мировой живописи! Ведь костяком будущей национальной галереи США стали сокровища нашего Эрмитажа! Вот этот исторический сюжет самым подробным образом описан в романе: главные герои, Бендер и компания, попадают в водоворот именно этих событий! 
 
Почему такое название - «Аргентинское танго»?
- У Остапа Бендера вся жизнь была как танго! Если помните, он его танцевал при луне с папкой, где был собран компромат на Корейко, ему хотелось поехать в те страны, где эта музыка правила бал! Танго была музыкой его любви, музыкой его мечты! Роман начинается как раз с того, что главный герой приплывает в Бразилию, а потом идет откат назад, я показываю, как его заносит в Южную Америку. Я очень опытный писатель, знаю, где расставить акценты, как нужно раскрутить сюжет.
 
То есть там есть связь с предыдущими романами?
- Конечно. У меня можно понять, что это тот же человек. Потом второй персонаж — комический, это молодой самарский художник эмигрант, гениальный копиист, тоже авантюрист, каких еще поискать! Его и встретил великий комбинатор и взял под свою опеку. Еще там появляется бывший статский советник, старый вельможа, из тех, кто всех переживет, тоже авантюрист, и, конечно, прекрасная девушка, которая становится возлюбленной великого комбинатора. Потом я очень люблю Голливуд, особенно 30-х годов и, поскольку великий комбинатор писал когда-то сценарий к фильму «Шея», я решил это использовать. Он приезжает в Нью-Йорк, затем со сценарием попадает в Голливуд. Встречается с двумя великим продюсерами того времени – Луисом Бартом Майером и Девидом Селзником – и создает с ними шедевр кинематографии. Я специально провел своего главного героя через многие исторические события и ситуации того времени. И каждая новая афера интереснее предыдущей. Ну, это известный литературный и кинематографический прием! Ситуация с картинами в СССР – самая напряженная! Главные герои даже окажутся в подвалах Лубянки, и вот тут, ни им, ни читателям (на нескольких страничках!), будет не до смеха! Но так было надо. Ах, да! Остап Бендер вызволит из лап советского правительства своего друга Шуру Балаганова! Именно этот благородный поступок едва не будет стоить ему жизни. Но он просто не мог поступить иначе!
 
Бендер — герой исключительно 20-х — 30-х годов, или можно его адаптировать к современной действительности?
- Упаси Господи! Она мне отвратительна, особенно если вспоминать 90-е годы. Еще хочу сказать, что такие аферы, какие проворачивали в 90-е, Остапу и не снились! В 90-е махинаторы-политики меняли облик континента через свои аферы! Но, знаете, если вернуться в 30-е, то реальным аферистом Эндрю Меллоном, миллиардером и министром финансов США, невозможно не восхититься! Купил у СССР часть Эрмитажа, перевозил полотна в Америку на яхте, загруженной оружием, с такими паспортами, что его ни одна таможня в мире не проверяла! Тут уж Сталин и Микоян, с одной стороны, и сам Меллон, с другой  - постарались! Но ведь налогов-то он своему государству не платил, а в Америке с этим строго! И когда Гувер его сцапал за одно место, когда вокруг дома Эндрю Меллона забегала полиция и фоторепортеры, он взял и подарил свою «русскую» коллекцию родным США! Американскому народу подарил! И еще выделил 10 миллионов долларов на строительство музея из чистого мрамора! Так и образовалась национальная галерея художественных искусств США: из проданных подлыми большевиками картин Рафаэля, Веласкеса и так далее! «Возвращение блудного сына» Рембрандта не ушло только потому, что Меллон предлагал 600 000 рублей, а Микоян требовал 650 000! А сколько ушло?! Ну так не афера ли это века? Фантастическая афера, рядом с которой все остальное бледнеет. И ушел из жизни Мэллон не как контрабандист, а как величайший меценат эпохи! Эта история тоже частью рассказана в книге. 
 

Фильм по «Аргентинскому танго» обязательно будет, осталось написать сценарий

Как готовились к работе над книгой, изучали дополнительно романы Ильфа и Петрова?
- А зачем мне их изучать? Я их с юности знал почти наизусть! Мне нужен был больше исторический материал, ведь я не жил в ту эпоху! А этот великолепный персонаж всегда жил во мне. Он и разговаривал, и сам решал, как ему быть. Я только за ним записывал! Высшее наслаждение для писателя, когда герои разговаривают сами! Ты их ставишь в предполагаемые обстоятельства, а они начинают сами с собой общаться и ведут тебя за собой. А.Н. Толстой называл это принципом «писательского галлюционирования». Не ты их насильно тянешь, а они сами увлекают тебя в приключения! Это очень здорово, я это испытывал много раз в разных вещах, и эта книга тоже писалась именно таким образом. Но закончил я ее так, чтобы все двери остались открытыми, чтобы можно было написать еще продолжение.
 
Самому?
- Конечно, самому! Теперь это уже и мой персонаж! 
 
Проблем с правами на героев не возникло?
- Через 50 лет все это становится достоянием народа. 50 лет принадлежит потомкам автора, а потом народу. Но я же не использовал материал Ильфа и Петрова. Я же написал, говоря современным языком, фанфик. Дурацкое слово, но мне более юные коллеги сказали, что оно входу, и теперь я его использую. Сейчас по всему миру они пишутся. Модно писать продолжения. Я не открыл здесь какой-то Америки. Очень многие пишут продолжения своих любимых романов.
 
У вас это первое продолжение чужого романа?
- Да. И я не собираюсь увлекаться фанфиками! У меня много своих интереснейших проектов – их бы реализовать! 
 
Так все-таки, как по вашему, будет фильм по этой книге?
- Обязательно будет! Материал-то интересный! Осталось написать сценарий, поехать в Москву и найти единомышленника режиссера. 
 
Какие планы на ближайшее будущее?
- Когда начинаешь говорить о планах, часто они на сбываются. Сейчас в ближайших планах у меня несколько очень интересных исторических романов. И по самарской тематике, и по истории Руси. Второе связано с моим сотрудничеством с издательством «Вече». В книге о казаках, как предисловие, у меня стоит огромное эссе – оно об исторических корнях нашего народа. Дело в том, что благодаря летописцу Нестору и подлой Нормандской теории нам обрезали историю и дали всего-то 1000 лет! Это свинство и, повторяю, подлость! В северо-русских наречиях и санскрите сотни однозначных слов! Орнаменты северной Руси и орнаменты Индии подчас похожи как две капли воды. Сейчас ученые уже доказали, что все великие «индийские книги» - они считаются индийскими! - были написаны тысячелетия назад еще до Индии индоевропейцами на территории нынешней северной и средней России, а потом перенесены на юг евразийского континента, в Индостан. Вот это далекое прошлое наших предков — для меня сейчас самая интересная тема! Всего доброго.
 

Автор: Михаил Горюнов
09 октября 2015, 15:33

Будь в теме:

Комментарии

Горожанин09 октября 2015, 16:03
Много букаф. Ниасилил. Но точно знаю, что книгу про Остапа Бендера писали Ильф и Петров.
Лучший комментарий
Согласны с автором?
Я09 октября 2015, 16:20
Они в гробу наверно перевернулись. :-D
Согласны с автором?
миша15 ноября 2016, 18:05
Очень много похвальбы, сейчас много псевдописателей, которые берутся за всё и пролетают мимо любви народа.
Согласны с автором?

Добавить комментарий

Внимание! Правилами сайта запрещается использовать мат и высказываться оскорбительно по отношению к другим людям

или авторизуйтесь

  Допускаются теги <b>, <i>, <u>, <p> и ссылки http://youtube.com/watch?v=VIDEO
Прикрепите фотографии (jpg, gif и png)
Внимание! Совершая любые действия на сайте, вы принимаете условия «Cоглашения» и соглашаетесь с «Политикой защиты и обработки персональных данных»
Редакция портала ProGorodSamara.ru
Адрес для почтовой корреспонденции: 443013, Самарская обл., г. Самара, Московское ш., д. 4, стр. 15.
‭+7(987)-905-00-63‬
progorodsamara@progorodsamara.ru
Рейтинг@Mail.ru

При использовании материалов новостного портала progorodsamara.ru гиперссылка на ресурс обязательна, в противном случае будут применены нормы законодательства РФ об авторских и смежных правах. Редакция портала не несет ответственности за комментарии и материалы пользователей, размещенные на сайте progorodsamara.ru и его субдоменах.

Наименование: сетевое издание PROGORODSAMARA (ПРОГОРОДСАМАРА) Учредитель: ООО «Город Самара». Главный редактор: Молчанова Анастасия Александровна (progorodsamara@progorodsamara.ru, ‭+7 (987) 905-00-63. Адрес редакции: 443013, г. Самара, Московское шоссе, д. 4, стр. 15. Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 65325 от 12 апреля 2016г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Возрастная категория сайта 16+